В украинской системе нечего исправлять, - там все надо менять.

Евгений Чичваркин

Пользовательского поиска
Перекресток цивилизаций
Другие диалоги:

Пробуждение Украины должно породить двустороннюю стратегию безопасности Евросоюза

Версия для печати
Вольфганг Ишингер - (Wolfgang Ischinger) председатель Мюнхенской Конференции по Безопасности и вице-президент берлинского аналитического центра «Stiftung Neue Verantwortung»
26 июн 2015 года

Недавно я спросил Арсения Яценюка, нынешнего премьер-министра Украины, что является самой важной вещью, которой Запад может помочь Украине? Он ответил «просто оставаться сплоченным». Однако оставаться сплоченным – это легче сказать, чем сделать. Вот почему, вообще говоря, то, как европейские лидеры справляются с кризисом, так важно. Нам нужно, чтобы они оставались вместе. Хотя мы все очень обеспокоены состоянием наших отношений с Россией, мы все же можем найти некоторое утешение в нашем единстве и нашей ответственности.

Украинский кризис возбудил дискуссии по многим вопросам, включая создание европейского энергетического союза, обновление НАТО и долгожданный пересмотр европейской стратегии безопасности. Здесь я хочу подчеркнуть еще три важных вопроса.

Первый из них, это громадный разрыв между риторикой и реальной ситуацией с европейской безопасностью и обороной, проблемы, которых нужно решать. Если украинский кризис это действительно худший кризис в сфере безопасности на континенте после окончания Холодной войны, то чего же мы ждем? Когда, если не сейчас, браться за европейскую оборонную интеграцию?

Мало какое решение Евросоюза или кого-то еще больше впечатлит Москву, чем решение ЕС стать стратегическим глобальным игроком с крепким и глубоко объединенным оборонным сообществом. И только это сообщество может служить второй опорой трансатлантического альянса, для которого разделение расходов на оборону это больше, чем расхожая фраза. Именно это и нужно Европе, независимо от любого кризиса. В конце концов, это просто нелепо, как мало Европа занимается собственной безопасностью. Раздробленность нашей оборонной системы это проявление финансовой безответственности, и в плане ее дееспособности, и взаимодействия. Оборонная интеграция Европы поднимает много трудных вопросов, однако никому нельзя позволить не замечать их.

В 1996 году Ричард Холбрук, американский дипломат, писал: «Если Запад создаст надежную и стабильную систему безопасности в Европе, она должна решить большинство застарелых стратегических проблем Европы и вовлечь нации бывшего Советского Союза, особенно Россию, в стабильную европейскую систему безопасности. Сегодня, к несчастью, мы вынуждены вернуться к этой проблеме, и это вторая моя идея.

Нам нужна двусторонняя стратегия, которая отнимет у России возможность расколоть Европу, одновременно налаживая диалог с Путиным о сотрудничестве, каким бы трудным он ни был. Нам также нужно прояснить свои ближайшие и отдаленные цели. Ближайшие цели, это установить контроль над кризисом, гораздо более серьезно относиться к помощи Украине и в дальнейшем использовать потенциальные обходные пути в отношениях с Россией. Это может включать международный мониторинг под эгидой ОБСЕ.

В отдаленной перспективе, мы должны возобновить обсуждение построения более устойчивой системы европейской безопасности. Причем не из-за того, что Путин бросил ей вызов, а потому, что мы понимаем, что нынешнее положение дел никому не идет на пользу.

Процесс взаимного пересмотра ситуации может привести к продолжению Парижского саммита 1990 года, что позволит России и Западу совместно укреплять принципы безопасности и сотрудничества в Европе. Утверждая это, мы не можем согласиться с аннексией Крыма или так называемой «доктриной Путина». Любое широкое соглашение с Россией должно основываться на уважении Россией суверенитета ее соседей. Здесь возможны компромиссы, но недопустимо нарушение основных принципов, о которых договаривались в Хельсинки, в Париже и в последующие годы.

«Размораживание» наших восточных соседей это третий важный момент, который я хочу подчеркнуть. Стратегия европейской безопасности 2003 года установила, что «наша задача – продвигать кольцо хорошо управляемых стран на востоке Евросоюза, и на Средиземноморье». Однако это не означает, что нам нужно заставлять эти страны выбирать между Западом и Россией.

Ключевым принципом должно быть самоопределение, а не сферы влияния. Выработка надежной стратегии создания этого «кольца хорошо управляемых» стран это одна из наиболее важных задач для нового руководства Евросоюза. В конце концов, один из наиболее важных уроков, полученных благодаря Украине это то, что мы не можем заниматься политикой добрососедства мимоходом, считать ее чем-то второстепенным. Страны европейской периферии это не «сумеречная зона», а их будущее не столь далеко от нас, и это проблема, важность которой нельзя отрицать.

Размах этих проблем должен быть очевиден каждому, но также очевидна, должна быть и их важность. За последние годы лидеры ЕС в основном занимались кризисом евро, и его последствиями для всего Евросоюза в целом. Однако сегодня кризис на европейском континенте и среди его восточных и южных соседей делает совершенно очевидным то, что мы вынуждены смотреть в будущее. Мы вступили в новую эру, в которой европейская политика и стратегия должны обращать внимание не только на европейские процессы, а также служить внутреннему укреплению ЕС. Чем быстрее новая команда в Брюсселе поймет это и возьмется за дело, тем лучше будет для Европы.


Перевод А.Маклакова

Источник: www.europesworld.org


Об авторе: Вольфганг Ишингер

Версия для печати
Рекомендуем к прочтению

«Капли росы» (сосуд пятый) (о со-бытиях и пере-живаниях)

Российский Кремль определил путь, который считает спасительным для России. Частью успеха на этом пути становится и победа «в» и «над» Украиной. Еще одной частью — подрыв и дискредитация евроинтеграционного проекта. Европа не будет воевать за Украину. Хотя бы потому, что война с Россией немыслима и недопустима для всех без исключения стран ЕС, а события в Украине, качество и компетенция украинской политической и бизнес-элиты, необустроенность общества скорее отталкивают, чем привлекают европейцев. Еще недавно украинские майданы воспринимались в ЕС как свежее дыхание и «молодая кровь» европейского проекта. Но как и 10 лет назад, сумбурность и многослойность революционного процесса, хроническая интеллектуальная незрелость и банальная жадность политических лидеров Украины приносят лишь разочарования. И если культурные границы Европы, как было и двести лет назад, меряются Уральским хребтом, геополитические границы после «волны расширения», снова откатываются к границам традиционной Центральной Европы. Той, которая без Украины.

Украины, которую мы знаем с 1991 года, уже не будет. Но Украина может быть. Другая. Если ее не только рассматривать на карте и защищать границу ценой тысяч жизней и гуманитарных катастроф, а если ее помыслить и представить как пока еще разорванное со-общество живых, разных, но готовых жить вместе людей. Вопрос – как?

Читать далее

 

Материалы по теме

 

page generation time:0,314